Обзор судебных актов РФ. Международный арбитраж

11.05.2022

Expert: Stepan Sultanov

Иллюстрация обзор (6).png

Верховный суд РФ поддержал решение третейского суда о взыскании неустойки в размере 40% от стоимости невыполненных работ

Предмет: Включение в реестр требований кредиторов задолженности, установленной решением третейского суда.
Номер дела в государственном суде: А40-69663/2017.
Стороны спора:
ПАО «Федеральная сетевая компания Единой энергетической системы» – заявитель;
ООО «ГлобалЭлектроСервис» – заинтересованное лицо, должник в процедуре конкурсного производства.
Арбитражная оговорка в договоре:
Арбитражный центр при РСПП.
Судьи в государственном суде:
Первая инстанция – Д.В. Сулиева; апелляция – А.Н. Григорьев, Р.Г. Нагаева, В.В. Лапшина; кассация – С.А. Закутская, Ю.Е. Холодкова, В.Л. Перунова; СКЭС ВС РФ – И.В. Разумов, Д.В. Капкаев, С.В. Самуйлов.
Исход дела: Задолженность, установления решением третейского суда, включена в реестр требований кредиторов.
Период времени с момента регистрации заявления в суде первой инстанции до момента вынесения акта в суде округа/ВС РФ: 2 года 7 месяцев.

Факты

Между сторонами был заключен договор на выполнение комплекса работ: инженерные изыскания, разработку рабочей документации, поставку оборудования и строительство (Договор № 1). Согласно арбитражной оговорке все споры из Договора № 1 подлежали разрешению по правилам АЦ при РСПП.

В рамках первого арбитража в пользу заказчика были присуждены пени, начисленные в размере 0,1% от стоимости работ за каждый день просрочки их выполнения, что в сумме составило 294 365 537,8 рублей, а также арбитражный сбор в размере 1,8 млн. рублей. В рамках первого арбитража подрядчик не заявлял о применении ст. 333 ГК РФ.

Во втором арбитраже подрядчик взыскивал долг по оплате выполненных по Договору № 1 работ в размере 313 279 856,61 рублей. Арбитры учли договорное право заказчика на удержание суммы финансовых санкций за нарушение сроков выполнения работ подрядчиком, а также то, что прекращение договора породило необходимость соотнесения взаимных предоставлений. С учетом этого арбитры уменьшили подлежащую взысканию сумму до 16 914 319,53 рублей, в том числе за счет определенных в первом арбитраже сумм пеней и арбитражного сбора.

Между сторонами был заключен ещё один договор на выполнение работ по техническому перевооружению и реконструкции подстанции, включая разработку документации (Договор № 2). Согласно арбитражной оговорке все споры из Договора № 2 подлежали разрешению по правилам АЦ при РСПП.

В рамках третьего арбитража заказчик взыскал с подрядчика по Договору № 2 пени, начисленные в размере 0,1% от стоимости работ за каждый день просрочки их выполнения, что в сумме составило 76 058 854,8 рублей, а также арбитражный сбор в размере 1,1 млн. рублей. Арбитры отклонили ходатайство подрядчика о снижении неустойки на основании ст. 333 ГК РФ.

Заказчик обратился в Арбитражный суд города Москвы с заявлением о включении в реестр требований кредиторов должника задолженности в размере 373 324 391,16 рублей, подтвержденной решениями АЦ при РСПП по первому и третьему арбитражу.

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении требований, посчитав, что споры были неарбитрабильными, поскольку договоры заключены для удовлетворения публичных интересов. Также суд указал, что заказчик не представил первичные документы, должным образом обосновывающие наличие задолженности по уплате неустойки.

Девятый арбитражный апелляционный суд не согласился с судом первой инстанции и включил в реестр требований кредиторов 50 млн. рублей неустойки и 1,1 млн. рублей арбитражного сбора на основании решения АЦ при РСПП в рамках третьего арбитража. Суд апелляционной инстанции посчитал необходимым снизить неустойку, поскольку ее размер составлял 40% от суммы основного долга (стоимости просроченного этапа) – что, по мнению суда, делает неустойку явно несоразмерной последствиям нарушения обязательства. Суд апелляционной инстанции также отказал во включении требований на основании решения АЦ при РСПП в рамках первого арбитража ввиду произведенного арбитрами сальдирования.

Арбитражный суд Московского округа поддержал суд апелляционной инстанции. Конкурсный управляющий должника обжаловал акты нижестоящих судов в Верховный суд РФ и ходатайствовал о направлении запроса в Конституционный суд РФ о проверке конституционности ст. 239 АПК РФ и ст. ст. 71 и 100 Закона о банкротстве.

Вопросы перед Верховным судом РФ и соответствующие ответы

1. Может ли сторона в ходе рассмотрения дела ходатайствовать о проверке конституционности статей закона?

Ответ: Может, но такое ходатайство не подлежит удовлетворению, если судья не усматривает неопределённости в вопросе конституционности применимых статей.

2. Нужно ли получать исполнительный лист на принудительное исполнение решения третейского суда для включения в реестр требований кредиторов должника?

Ответ: Нет, для включения в реестр требований кредиторов должника исполнительный лист на принудительное исполнение решения третейского суда не требуется.

3. Проверяет ли государственный суд наличие признаков имитации спора в третейском суде без соответствующего заявления стороны?

Ответ: Да, государственный суд проверяет наличие признаков имитации спора в третейском суде без соответствующего заявления стороны в рамках проверки нарушения публичного порядка РФ приведением в исполнение решения третейского суда. Факторами, свидетельствующими об имитации спора, могут являться продолжительность рассмотрения споров, согласованность действий между сторонами в попытке скрыть от третейского суда те или иные обстоятельства и др.

4. Является ли нарушением публичного порядка приведение в исполнение решения третейского суда (в настоящем случае включение требований в реестр кредиторов должника), согласно которому размер неустойки в 0,1% от стоимости просроченных работ в результате составляет 40% от стоимости просроченного этапа?

Ответ: Нет, приведение в исполнение решения третейского суда (в настоящем случае включение требований в реестр требований кредиторов должника), согласно которому размер неустойки рассчитан по договору как 0,1% от стоимости просроченных работ за каждый день просрочки, не нарушает публичный порядок РФ. Такой размер неустойки является стандартным и широко распространен в практике коммерческих подрядных отношений.

5. Подлежит ли уменьшению договорная неустойка в размере 0,1% от стоимости просроченных работ за каждый день просрочки, если в результате составляет 40% от стоимости просроченного этапа?

Ответ: Нет, договорная неустойка в размере 0,1% от стоимости просроченных работ за каждый день просрочки не подлежит уменьшению, несмотря на то, что в результате составляет 40% от стоимости просроченного этапа. Соотношение суммы неустойки и стоимости просроченного этапа не является обстоятельством, которое относится к последствиям нарушения.

6. Может ли суд кассационной инстанции оценить основания для снижения суммы неустойки по ст. 333 ГК РФ при признании и приведении в исполнение решения третейского суда (в текущем случае при включении в реестр)?

Ответ: Да, суд кассационной инстанции может оценить правильное применение нижестоящими судами ст. 333 ГК РФ.

Анализ государственных судов

1. Ходатайство о проверке конституционности применимых статей

В соответствии со ст. 101 ФКЗ о Конституционном Суде РФ суд обращается с запросом в Конституционный Суд РФ в случае возникновения у него, а не у стороны по делу, сомнений о соответствии примененного или подлежащего применению закона Конституции РФ. Поскольку судьи не усмотрели неопределенности в вопросе о соответствии применимых норм Конституции РФ, в удовлетворении ходатайства было оказано.

2. Получение исполнительного листа на принудительное приведение в исполнение решения третейского суда для включения требований в реестр требований кредиторов должника

Со ссылкой на абз. 4 п. 4 постановления Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 № 60 Верховный суд РФ напомнил, что при предъявлении в деле о банкротстве требования, подтвержденного решением третейского суда, не требуется обязательного наличия определения о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение этого решения. При этом против такого требования могут быть выдвинуты возражения о наличии оснований для отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда. Если наличие подобных оснований будет доказано, то рассмотрение указанного требования осуществляется судом по общим правилам.

3. Проверка признаков имитации спора в третейском суде в рамках проверки нарушения публичного порядка РФ приведением в исполнение решения третейского суда

При определении публичного порядка Верховный суд РФ сначала процитировал п. 51 Постановления Пленума ВС РФ № 53, затем указал на классический случай такого нарушения в деле о банкротстве:

Нарушением публичного порядка РФ является создание видимости частноправового спора с отнесением его на рассмотрение третейского суда в целях получения в последующем формальных оснований для упрощенного включения несуществующей задолженности в реестр требований кредиторов должника, безосновательного получения денежных средств из конкурсной массы и неправомерного влияния на ход дела о банкротстве. Такие действия затрагивают не только частные интересы должника и его кредитора – участников третейского разбирательства. Они влияют на иных кредиторов, вовлеченных в процесс банкротства, препятствуют справедливому рассмотрению дела о несостоятельности и окончательному его разрешению, как в части определения судьбы должника и его имущества, так и в части распределения конкурсной массы между добросовестными кредиторами, нарушают охраняемое государством право собственности последних на имущество, которое в конституционно-правовом смысле охватывает как вещные права, так и права требования, противоречат фундаментальному принципу равной правовой защиты, исключающему возможность удовлетворения сомнительного требования без надлежащей проверки в ущерб другим лицам.

Несмотря на то, что в рассматриваемом случае на наличие подобных обстоятельств заинтересованные лица не ссылались, Верховный суд РФ их проанализировал и указал, что споры в арбитраже не были сымитированы сторонами. Верховный суд РФ указал на факторы, которые могут свидетельствовать об имитации спора: продолжительность рассмотрения споров, отсутствие согласованности действий между сторонами в попытке скрыть от третейского суда те или иные обстоятельства.

4. Нарушение публичного порядка в связи с большим размером неустойки

Верховный суд РФ вывел правило, что в приведении в исполнение арбитражного решения о взыскании с должника договорной неустойки в пользу одного из кредиторов также может быть отказано по мотиву нарушения данным решением публичного порядка ввиду присуждения третейским судом сверхвысокой неустойки.

Данное правило распространяется на случаи, когда присужденная третейским судом сумма неустойки, противопоставляемая другим кредиторам должника, является настолько сверхвысокой, что она нарушает право собственности последних в широком смысле, то есть когда вмешательство государственного суда в частные отношения, основанные на принципе свободы договора (статьи 2, 421 ГК РФ) и вытекающем из него праве сторон сделки договариваться о размере процентной ставки выплаты на случай просрочки исполнения обязательства, оправдано необходимостью защиты другой конституционно значимой ценности – права собственности иных лиц (статья 35 Конституции РФ). В то же самое время настаивающий на включении задолженности по неустойке в реестр кредитор не приводит факты, которые могли бы свидетельствовать о законности интереса в получении сверхвысокой суммы ответственности.

Верховный суд РФ согласился с третейском судом в том, что неустойка в размере 0,1% от стоимости выполненных с просрочкой работ за каждый день просрочки является стандартной и широко распространена в практике коммерческих подрядных отношений. Такая неустойка не является сверхвысокой. Соответственно приведение в исполнение решения третейского суда не нарушает права собственности других кредиторов и не противоречит публичному порядку РФ.

5. Уменьшение неустойки по ст. 333 Гражданского кодекса РФ

В рамках применения ст. 330 и 333 ГК РФ Верховный суд РФ напомнил следующее:

  • уменьшение неустойки допускается в исключительных случаях (см. п.п. 1 и 2 ст. 333 ГК РФ);

  • кредитор не обязан подтверждать факт причинения убытков (презюмируется, что при нарушении договорного обязательства негативные последствия на стороне кредитора возникают);

  • бремя доказывания обратного (отсутствия убытков или их явной несоразмерности сумме истребуемой неустойки) лежит на должнике.

Ни в третейском, ни в судебном производстве доказательства несоразмерности неустойки представлены не были.

Верховный суд РФ сформировал несколько важных правил:

  • Соотношение суммы неустойки и стоимости просроченного этапа не является обстоятельством, которое относится к последствиям нарушения. В данном случае соотношение в 40% было обусловлено длительностью просрочки, что не свидетельствует о несоразмерности неустойки.

  • Просрочка исполнения подобных неденежных обязательств, как правило, влечет за собой для заказчика (сетевой организации) большие риски и более серьезные негативные последствия, по сравнению с просрочкой исполнения денежного обязательства, которую обычно легче восполнить путем использования собственных или заемных (при необходимости) денежных средств.

Верховный суд РФ также согласился, что снижение суммы неустойки судом в рассматриваемых делах было бы произвольным, что недопустимо.

6. Полномочия суда кассационной инстанции по оценке оснований для снижения неустойки при признании и приведении в исполнение решения третейского суда

Согласно абз. 3 п. 72 постановления Пленума ВС РФ от 24.03.2016 № 7 основаниями для отмены в кассационном порядке судебного акта в части, касающейся уменьшения неустойки по правилам статьи 333 ГК РФ, являются нарушение или неправильное применение норм материального права. Приведенный в этом абзаце перечень случаев нарушения норм права не является исчерпывающим, о чем свидетельствуют слова «в частности». Поскольку кассатор ссылался на неверное распределение судом апелляционной инстанции бремени доказывания, а также на снижение неустойки со ссылкой на обстоятельство, которое само по себе не имеет юридического значения для правильного применения статьи 333 ГК РФ (соотношение суммы неустойки и стоимости просроченных работ), суд кассационной инстанции не должен был самоустраниться от анализа указанных аргументов.



Back to the list